Журналист Грэм Филлипс: В Киеве только 20% говорят по-украински, Донецк — русский город

0
283
Kwork.ru - услуги фрилансеров по 500 руб.

Журналист Грэм Филлипс: В Киеве только 20% говорят по-украински, Донецк - русский город

АЛЕСЯ КРУПАНИНА: У меня в гостях журналист Грэм Филлипс. Привет, Грэм!

ГРЭМ ФИЛЛИПС: Привет! С праздником.

А. КРУПАНИНА: Спасибо! К празднику ещё вернёмся. Я должна сказать, что ты стрингер, специальный корреспондент. Грэм стал нам известен в России в ходе своей журналистской работы в период Евромайдана на Украине в конце 2013 — начале 2014 года и во время протестных движений на юго-востоке Украины. Ты объездил ДНР, ЛНР. Как англичанин ты смотришь сквозь призму своего восприятия и на Россию, и на нашу ситуацию, и на ситуацию на Украине. Но сегодня мы если и будем говорить о ситуации на Украине, то совсем чуть-чуть.

Г. ФИЛЛИПС: Хорошо.

А. КРУПАНИНА: Сегодня ты работаешь диджеем на «Радио Балтика»!

Г. ФИЛЛИПС: Я выбрал уже шесть песен. Я обратил внимание на то, чтобы песни чётко подходили к сегодняшнему дню.

А. КРУПАНИНА: Хорошо. DJ Грэм, ок?

Г. ФИЛЛИПС: Если меня диджеем назвать, то, наверное, DJ Гриша.

А. КРУПАНИНА: Гриша! Да, так тебя называют на Донбассе –– наш Гриша. Хорошо. От всей души поздравляю тебя, что тебе всё-таки вернули машину. Ты сказал, что не обижаешься и что тебе это будет уроком. Но с другой стороны, такое обучение получается, на мой взгляд, достаточно дорогим, потому что эвакуация 1500, за штрафстоянку 2800.

Г. ФИЛЛИПС: Да, четыре тысячи.

А. КРУПАНИНА: Или деньги не проблема?

Г. ФИЛЛИПС: Денег у меня совсем мало. У меня напряжённая обстановка, потому что, как я сказал, давно не работаю с каналами, работаю сам на себя. Но как я могу реагировать? Я считаю, что это урок, который я получил, достаточно дорогой, но не могу заморачиваться на этот счёт. У меня в России, кроме этого, только положительный опыт. Я это понимаю. в английском языке есть выражение –– take one for the team, –– и я дальше буду более чем пять метров от пешеходного перехода вставать. Это кажется немножко смешным, но люди на улице, когда меня видят, кричат: «Rover 75! Эвакуация Rover 75!» Это уже стало прозвищем.

А. КРУПАНИНА: А это не подвигло тебя внимательнее изучить российские правила дорожного движения?

Г. ФИЛЛИПС: Да, я раньше об этом совсем мало знал. И когда машина пропала, я бы в шоке от этого. Когда звонил в службу эвакуации, сказали: у нас нет такой. У меня был болевой шок, я думал: мою машину угнали.

А. КРУПАНИНА: А сколько она у тебя уже?

Г. ФИЛЛИПС: Это машине год, но это очень любимая машина. Сейчас мне сказали, что не воруют такие машины, Rover не интересен. Я спрашиваю: как можно не любить Rover? Она самая-самая лучшая. Я, конечно, считаю, что каждый человек хочет водить мой любимый Rover 75. Так что я, конечно, не удивился, что у кого-то возникло желание украсть мой любимый Rover. Для меня она, как часть семьи, как часть тела, обожаю её, как жена немножко.

А. КРУПАНИНА: Ну что, давай послушаем первую песню.

Г. ФИЛЛИПС: А, женская тема.

А. КРУПАНИНА: Стив Уинвуд –– Valerie.

А. КРУПАНИНА: Что можно сказать: довольно консервативный выбор, мягко говоря.

Г. ФИЛЛИПС: Valerie –– это песня, которая посвящена женщине. Каждая песня сегодня посвящена женщинам. И Valerie –– это, по-моему, очень чёткая песня, потому что она про любовь, которую ты потерял и хочешь вернуть.

А. КРУПАНИНА: Позвони мне снова, Валери.

Г. ФИЛЛИПС: Сегодня много об этом думаю. Это отличная песня, которая даёт немножко надежды по этому поводу.

А. КРУПАНИНА: Грэм, эта песня была написана в 1982 году. Прости, пожалуйста, но тебе было три года.

Г. ФИЛЛИПС: Эта песня стала популярна на самом деле в 87-м году из его альбома Talking Back to the Night. Мой папа слушал Стива Уинвуда.

А. КРУПАНИНА: Я так и думала.

Г. ФИЛЛИПС: У меня такой вкус, очень много песен люблю, но это из моей молодости. Стив Уинвуд имеет большое значение, тем более сегодня. Я считаю, такие песни, может быть, даже не все знают. Когда я жил в Одессе, там был местный караоке-клуб. Я туда заходил и пел эту песню.

А. КРУПАНИНА: Как романтично –– в одесском караоке-клубе. Прекрасно!

Г. ФИЛЛИПС: В мою молодость в Великобритании Стив Уинвуд был очень популярен, и эта песня для меня очень чёткая. Надеюсь, людям она понравилась, она сегодня актуальна.

А. КРУПАНИНА: Согласна. А могу я спросить, кто твои родители: по специальности, какую музыку они слушали?

Г. ФИЛЛИПС: Папе очень нравилась группа Blondie, Крис де Бург, который тоже попадается в моём сегодняшнем списке. Мама была большим фанатом The Beatles, она даже добралась на концерт The Beatles, когда ей было 20 лет.

А. КРУПАНИНА: Она была среди вот этих плачущих девушек, нет? Или она не плакала?

Г. ФИЛЛИПС: Ну конечно! Как по-другому можно? Это же The Beatles! На самом деле в России, в Ростове, есть у меня любимый бар, который называется Abbey Road, посвящённый The Beatles. А я, конечно, положительно отношусь к The Beatles. В Донецке даже есть гостиница «Ливерпуль» в память о группе. Я очень горжусь нашими The Beatles. И папа любит софт-рок: Стив Уинвуд, Крис де Бург. Я даже люблю Фила Коллинза, который не попал в этот список, –– это был тяжёлый выбор. С папой я даже ходил на концерт Blondie в Лондоне в 2001 году. Такие песни: «Call me, hanging on the telephone».

А. КРУПАНИНА: А пластинки у них были виниловые большие чёрные?

Г. ФИЛЛИПС: У них была огромная коллекция пластинок.

А. КРУПАНИНА: Ты их слушал в детстве?

Г. ФИЛЛИПС: Ты как мальчик помнишь пластинки твоего папы, какие на ощупь, запах. Конечно, большая ностальгия по тому, как это было. Но вообще папа на MP3 давно.

А. КРУПАНИНА: Ты скучаешь по Британии, по Ноттингему?

Г. ФИЛЛИПС: Скучаю, конечно.

А. КРУПАНИНА: Ты когда там последний раз был и что делал?

Г. ФИЛЛИПС: Я был год назад и провёл там два месяца.

А. КРУПАНИНА: Ты отдыхал?

Г. ФИЛЛИПС: Нет. Это был период после Дебальцево. Я очень много снимал, и у меня было большое количество видеоматериалов, которые я монтировал, делал фильм. Также у меня была акция в Лондоне по гуманитарному сбору для Донбасса. Я добрался до музея Бандеры, чтобы снимать там. Был в постоянном движении, в работе. Но и немножко отдыхал: у меня есть несколько любимых программ на телевидении, которые я смотрел, провёл время с мамой и папой, занимался с машиной, провёл время со своими родственниками, родными. Я, конечно, очень люблю свою страну, скучаю по ней очень сильно. Но что сделать? Жизнь для меня уже два года проходит в движении. Когда действия начались, я уехал из Одессы, в моём любимом караоке-клубе я не выступал два года. Жизнь в постоянном движении. Возвращаться в Великобританию я буду в мае на референдум по выходу из Евросоюза.

А. КРУПАНИНА: Да-да, англичане же настаивают на этом.

Г. ФИЛЛИПС: Дело в том, что я не могу очень часто ездить в Великобританию, но Великобритания всегда со мной. Я считаю, что мой Rover 75 –– это чисто английская машина –– как часть Великобритании, она для меня, конечно, имеет большое значение.

А. КРУПАНИНА: То есть ты возишь с собой частичку Великобритании таким образом.

Г. ФИЛЛИПС: Я раньше много снимал в Крыму, и туда приезжали «Ночные волки». У них есть лозунг «Где мы, там Россия». Я считаю: где я, там Великобритания.

А. КРУПАНИНА: Отлично. Снова твой выбор меня удивляет, удивляет по-настоящему. Егор Крид. Это очень свежее явление в отечественной музыке.

Г. ФИЛЛИПС: Классный чувак.

А. КРУПАНИНА: Очень юный, известен буквально с прошлого года. Это я сейчас объясняю нашим слушателям, если вдруг кто-то не знает, кто такой Егор Крид. Скажи мне, чем он тебя зацепил? Ты предложил песню «Невеста». Прежде чем ответишь, спрошу: у тебя невеста есть?

Г. ФИЛЛИПС: Нет, мне 37, и её у меня нет. Наверное, эту песню я сегодня выбрал, потому что она очень актуальна: я считаю, что каждый пацан хочет идеальную невесту. Я просто немного постарше, я ещё ищу мою невесту.

А. КРУПАНИНА: Ты очаровательный парень.

Г. ФИЛЛИПС: Спасибо! Это предложение уже? Я считаю, что эта песня очень свежая. Егор Крид классный чувак, красавчик.

А. КРУПАНИНА: Да, но ему всего 21 год, и он, по-моему, учится на втором курсе Гнесинского училища.

Г. ФИЛЛИПС: Он талантливый.

А. КРУПАНИНА: Да, совсем юный и очень талантливый.

Г. ФИЛЛИПС: И песня класс, обалдеть просто.

А. КРУПАНИНА: Итак, Егор Крид –– «Невеста».

А. КРУПАНИНА: На днях ты представил свой новый фильм об ополченце под названием «Арамис»: год на фронте Денис Сомов провёл с автоматом и видеокамерой, после чего погиб под Дебальцево. Жена его тоже ушла в ополчение.

Г. ФИЛЛИПС: Да, Алевтина сейчас служит в память о нём.

А. КРУПАНИНА: А дети с кем остались?

Г. ФИЛЛИПС: Соне шесть, Ярославу 14 –– они живут с его родителями, когда Алевтина на службе. Они все были в Питере на премьере неделю назад. Все были в восторге. А мы показали этот фильм в Питере, что для меня, конечно, очень важно. Сейчас мы немного обработаем этот фильм, потому что для кино он должен быть немного другим. Я работал над этим фильмом месяц без перерыва. И когда посмотрел в кино, понял, что это очень мощно. Не хочу хвастаться, но думаю, что это так. Но хочу улучшить, обработать и выпустить в свободный доступ.

А. КРУПАНИНА: Родители тоже присутствовали на презентации кино?

Г. ФИЛЛИПС: Они все были. Всё было супер. Хочу поблагодарить организаторов и всех, кто приехал.

А. КРУПАНИНА: А кто ещё присутствовал в зале, что это были за люди?

Г. ФИЛЛИПС: Нас было много: из Питера, из Донбасса. Широкая зрительская аудитория. Я, конечно, хочу, чтобы этот фильм был для всех интересен. Потому что настолько много информации о войне, что даже для людей в России это будет новая информация. Они не всё знают: и о происходящем, и как это было, период луганской блокады. По-моему, об этом мало говорили в эфире. А это реальный период истории, который стоит внимания. Но об этом немногие знают. Этот фильм доносит много свежей, актуальной информации и в то же время посвящён герою, замечательному человеку.

А. КРУПАНИНА: Ты частично снимал в Петербурге, насколько я поняла.

Г. ФИЛЛИПС: Да.

А. КРУПАНИНА: Что ты снимал именно здесь, какую фактуру?

Г. ФИЛЛИПС: А, нет, я не снимал его в Питере, я делал здесь монтаж, потому что в Питере много вдохновения, много талантливых людей. Просто сиди, работай месяц над фильмом. В Москве у меня было много предложений прийти на ток-шоу, и я уклонился от этого, чтобы месяц посвятить фильму. В итоге всё получилось. Я готов возвращаться к активным действиям: я снимал немножко в Питере, снимал сюжет сегодня, даже делал монтаж сейчас, снимал позавчера стену с граффити-портретом Бодрова. В Питере очень много того, что я хочу снять, прежде чем уехать. К сожалению, я скоро уезжаю.

А. КРУПАНИНА: Когда?

Г. ФИЛЛИПС: Через несколько дней я собираюсь в Прибалтику. Это будет активная командировка. Но в Питере я провёл прекрасно время, всё как и хотел.

А. КРУПАНИНА: Что ты успел увидеть? Ты постоянно работал, был в каких-то делах. Что ты успел увидеть в Петербурге, что на тебя произвело впечатление?

Г. ФИЛЛИПС: Я снимал стену с портретом Бодрова, сегодня –– Петропавловку, классная крепостная стена. Я был здесь как турист семь лет назад, так что я уже был в музеях, галереях. Конечно, хочется побольше, но как турист поставил галочки, потому что в этом качестве был здесь уже два раза. В Питере настолько богатая культура, достопримечательности. Можно провести всю жизнь здесь, и ещё найдёшь что-то новое. Я обожаю Питер и, конечно, хочу возвращаться сюда. Когда это будет, неизвестно. Но я его очень люблю, и если получится провести время как туристу, буду только за.

А. КРУПАНИНА: Как тебе наша странная зима?

Г. ФИЛЛИПС: Удивлён я, что снежновато. Не ожидал.

А. КРУПАНИНА: Да, это действительно очень странно. Следующая композиция –– это снова британское ретро.

Г. ФИЛЛИПС: Да.

А. КРУПАНИНА: 1995 год.

Г. ФИЛЛИПС: Я как раз был студентом.

А. КРУПАНИНА: Ладно, объявляй композицию, и мы продолжим обсуждать эту песню. Давай, DJ Грэм!

Г. ФИЛЛИПС: Это моя самая любимая группа Gene. Я был их суперфанатом. Во время 90-х годов, о которых я снимал сюжет, я жил в Англии, был суперфанатом этой группы, которая сегодня всё ещё моя самая любимая музыкальная группа. Это песня, в которой поднимается много тем, в том числе про любовь. Песня, которая, я надеюсь, очень вам понравится, называется Olympian.

Г. ФИЛЛИПС: Ты знаешь, эта песня –– это мои 18 лет, первая любовь, первая машина.

А. КРУПАНИНА: Я хочу чуть подробнее о твоих воспоминаниях услышать. Ты тогда учился в школе. Что представляла собой твоя первая школьная любовь?

Г. ФИЛЛИПС: Это была Элса. У меня тогда был первый мобильный телефон, я звонил ей, но не сказал, что звоню с мобильного. И тут же постучал в дверь, и она была в шоке: «Как ты можешь, ты только что звонил по телефону?!»

А. КРУПАНИНА: Слушай, телефон мобильный тогда дорого, наверное, стоил?

Г. ФИЛЛИПС: Это был мамин, я его взял, чтобы просто похвастать перед Элсой.

А. КРУПАНИНА: Ты в Университете Данди учился. Что собой представляло это обучение, насколько оно было развесёлое, вот это студенчество? И какую музыку ты слушал?

Г. ФИЛЛИПС: Хорошее было время. У нас был период инди и брит-поп. Я любил очень много групп, в том числе Gene, Shed Seven, Marion, Suede, Dodgy, Elastica, Echobelly, The Smiths, Morrissey –– очень-очень много. Я ходил на очень много концертов. Так что я много слушал музыки, у меня была огромная коллекция CD –– как у моего папы была коллекция пластинок, так у меня CD. Отличный период, о нём только супервоспоминания. Здесь я, конечно, посмотрел фильм «Брат», и «Наутилус Помпилиус» –– это музыка, которая хранит память 90-х. Но у нас был индии и брит-поп, это был период оптимизма, нового правительства лейбористов, многих ожиданий. Я был молодым и немножко безбашенным.

А. КРУПАНИНА: Здорово, что ты выучил это слово по-русски –– безбашенный. Дальше в нашем плей-листе –– ты меня опять удивил –– снова юная поросль. «БиС» («Бикбаев и Соколовский»).

Г. ФИЛЛИПС: Есть причины.

А. КРУПАНИНА: Какие?

Г. ФИЛЛИПС: Я приехал в Россию первый раз в 2009 году. И эта песня была по радио всё время. Я до этого ни разу не слышал русскую музыку. А я возвращался в Англию и только мог петь: ту-ту-ду-туду-дуду.

А. КРУПАНИНА: Абсолютный шлягер, действительно.

Г. ФИЛЛИПС: Это для девушки тем более, Катюши.

А. КРУПАНИНА: «Катя» ­­–– группа «БиС».

А. КРУПАНИНА: Сегодня у нас в студии DJ Гриша. В Википедии про тебя написано так: в качестве футбольного фаната впервые приехал на Украину в 2010 году вместе с английской футбольной командой.

Г. ФИЛЛИПС: Ну да.

А. КРУПАНИНА: А дальше пробел такой. И остался. Как ты остался?

Г. ФИЛЛИПС: Хотел жить в Киеве до Euro12. Были возможности, был журнал на английском языке, который уже закрыт, What's On. Я работал там, был старшим журналистом там. Работал на телевидении. Было очень много возможностей, был очень интересный период. Я думал, что добраться и жить в Киеве было бы приключением по положительному поводу. Но всё оказалось по-другому.

А. КРУПАНИНА: Понятно. Но всё-таки ты освещал чемпионат Европы 2012 года.

Г. ФИЛЛИПС: Да, освещал. Приехал как фанат –– это я первый раз был в Донбассе –– в 2012 году, в Донецке. Он отличался от Киева. В Киеве 20% говорили по-украински, а Донецке всё на русском, это русский город. Я это понял и ещё в 12-м году написал статью, что Донецк –– это русский город. Когда всё началось, я понял, что они не будут следовать за Киевом. В нём, конечно, русских, много русской культуры, но там уже напряжённая обстановка. Я жил там два года –– в Киеве.

А. КРУПАНИНА: Я хочу тебя к футболу вернуть. Ты приехал как футбольный фанат. Ты по-прежнему футбольный фанат?

Г. ФИЛЛИПС: Я люблю «Ноттингем Форест». Я раньше приезжал почти на каждый матч английской сборной. Я был в Казахстане, Мордве, в Южной Африке, Бразилии –– по всему миру следовал за английской сборной, я предан ей. Я очень жду чемпионат мира в России на самом деле.

А. КРУПАНИНА: А какие любимые твои команды в Англии?

Г. ФИЛЛИПС: «Ноттингем Форест».

А. КРУПАНИНА: Форест — отсылает нас к Робин Гуду куда-то.

Г. ФИЛЛИПС: Да, люди рассказывают, что они связаны, Ноттингем и Робин Гуд. Но он не играет, он не футболист был!

А. КРУПАНИНА: Я что-то слышала об этом, да. Скажи, пожалуйста, а игру «Зенита» –– нашей питерской команды –– ты видел, оценивал?

Г. ФИЛЛИПС: Честное слово, не видел. Я знаю про «Зенит», хорошая команда, очень известная, но я не был на матче, хотя очень хочется и не откажусь от приглашения попасть на матч «Зенита».

А. КРУПАНИНА: Пригласите, пожалуйста, Грэма Филлипса на матч «Зенита». С него пиво. А ты сам каким спортом занимаешься?

Г. ФИЛЛИПС: Немного играю в футбол. В молодости –– гимнастикой, второе место в международном конкурсе в Великобритании. В теннис немножко играю. И всё.

А. КРУПАНИНА: Немало, надо сказать. Ты собираешься возвращаться на Украину?

Г. ФИЛЛИПС: В первую очередь, я не считаю Донбасс Украиной. А в саму Украину мне въезд запрещён. У меня квартира в Одессе, но мне въезд в страну запрещён. А на Донбасс я собираюсь в сентябре –– начинается фильм про «Боинг М-17». Скучаю, конечно, по Донбассу, люблю его, думаю про него, он всегда в моём сердце.

А. КРУПАНИНА: Ты знаешь о том, что 6 марта закидали посольство России в Киеве?

Г. ФИЛЛИПС: Беспредел, а милиция просто наблюдает.

А. КРУПАНИНА: А в ответ у нас украинское посольство в Петербурге сегодня закидали яйцами. Ты вообще считаешь, это методы ответные?

Г. ФИЛЛИПС: Насколько я слышал про Питер, это было просто символическое действо. В Киеве это бы реальный беспредел, и милиция просто наблюдала. Когда я смотрю на это, вспоминаю, что два года жил в Киеве, и большинство людей говорили на русском. Я помню, что продавали портреты Сталина. Я даже помню, когда дедушка стоял на Майдане с фотографией Сталина. А сейчас я вижу, что творится в Киеве, и ничего не понимаю. Я помню, люди мне объясняли, что Киев –– русский город, и на Euro12 очень много россиян приехало, и русские флаги были рядом с украинскими флагами. Так что сейчас непонятно откуда эта ненависть.

А. КРУПАНИНА: Грэм, «Линия отрыва» –– программа без политики. У нас дальше Крис де Бург. Объяви, пожалуйста, сам как DJ Гриша.

Г. ФИЛЛИПС: Первый раз я выступаю на шоу, где мне дали возможность взять мой любимый список музыки. И мой папа не простит мне, если в нём не будет Криса де Бурга. Крис де Бург –– Fire On The Water.

А. КРУПАНИНА: Потрясающий выбор, очень крутая песня, великолепный Крис де Бург. А почему не Moonlight and vodka –– песня про американского шпиона в России?

Г. ФИЛЛИПС: Когда в России люди слушают Криса де Бурга, они слушают песню The Lady In Red.

А. КРУПАНИНА: Это самая известная песня.

Г. ФИЛЛИПС: Я не люблю эту песню. Я хочу, чтобы люди знали, что архив Криса де Бурга гораздо больше, чем The Lady In Red. Fire On The Water –– это про любовь, яркие эмоции, страсти. Мне очень приятно слышать её в эфире российского радио. Папа будет очень доволен!

А. КРУПАНИНА: Ура, мы рады за папу. Слушай, а с водкой у тебя в России отношения сложились? Ты умеешь её пить?

Г. ФИЛЛИПС: Конечно. Я помню самогон из Донбасса на передовой. Можно выпить в подходящий момент. Но не слишком много, я себя контролирую и веду себя нормально , потому что в первую очередь для меня важна работа, всегда много работы. Но когда наступает время праздновать, я выступаю со всей душой. Был момент, когда я выпил водки, и было очень весело. Я ещё выпью!

А. КРУПАНИНА: А русскую кухню ты принял?

Г. ФИЛЛИПС: Люблю блины. Сейчас Масленица, и я сегодня съел много блинов.

А. КРУПАНИНА: Где?

Г. ФИЛЛИПС: На завтрак в ресторане.

А. КРУПАНИНА: У меня к тебе вопрос с подвохом как к иностранцу: ты знаешь, что такое окрошка?

Г. ФИЛЛИПС: Ну да.

А. КРУПАНИНА: Ты её пробовал, тебе нравится?

Г. ФИЛЛИПС: Это летний суп. Ну так. Сейчас же не лето? Я люблю здесь крем-супы и домашнюю еду.

А. КРУПАНИНА: Просто иностранцы обычно считают нашу окрошку извращением: когда в квас или кефир крошат овощи, им это кажется в большинстве случаев каким-то ужасом.

Г. ФИЛЛИПС: Я нейтрально отношусь. Если сравнивать с музыкой, это была бы музыка, которую я бы не стал выбирать, это не была бы яркая, эмоциональная музыка. Многие люди говорят, что песни про любовь –– это Лайонел Ричи. Но это для меня неинтересно. Я включил песни, которые я действительно люблю. И следующая будет последней. Я вкладывал в список мою душу, чтобы эти песни поняли. Сегодня день женщин, и он имеет огромное значение, потому что в России женщины, девчонки замечательные, самые лучшие по всему миру. Я считаю, что они заслуживают внимания каждый день, а тем более сегодня. Мне очень приятно, что я могу свой музыкальный выбор посвятить женщинам.

А. КРУПАНИНА: На финал у нас с тобой совершенно удивительная песня, потрясающий выбор. «Кино» –– «Кукушка». Это 90-й год, год смерти Цоя, то есть незадолго перед смертью он написал эту песню. Тогда, кстати, в нашей стране тоже жила иностранка, влюбившаяся по уши в Россию. Интересно, ты знаешь, кто она такая, –– Джоанна Стингрей.

Г. ФИЛЛИПС: Ну да, слышал, конечно.

А. КРУПАНИНА: Он, естественно, дружила с группой «Кино», с Виктором Цоем, даже вышла замуж за гитариста группы «Кино» Юрия Каспаряна. Ты сейчас выполняешь такую своеобразную функцию Джоанны Стингрей, популяризируя Россию на Западе.

Г. ФИЛЛИПС: Я только за эту должность, я позитивно к этому отношусь. Я хочу объяснить по поводу «Кино». Когда я жил в Киеве, мне сказали, что надо послушать эту группу: у нас группа «Кино», супергруппа «Кино». А когда я приезжал на шашлык –– кстати, о еде, шашлык я очень люблю, –– кто-то играл на гитаре песни «Кино». Я везде в Киеве слышал эту песню. И поскольку я эту песню впервые услышал в Киеве, она для меня тем более имеет огромное значение.

А. КРУПАНИНА: Хорошо. Мы завершаем наш эфир с журналистом, стрингером Грэмом Филлипсом группой «Кино» и песней «Кукушка».

Г. ФИЛЛИПС: Спасибо.
Источник

Реклама на портале Санкт-Петербург. Новости СПб: madam.udacha@gmail.com
Новостной портал Петербурга на Facebook

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии