Диана Арбенина: Петербург — самый противоречивый город

0
723
Kwork.ru - услуги фрилансеров по 500 руб.

Диана Арбенина: Петербург — самый противоречивый город

ЮЛИЯ ГЛЕБОВА: Илья Панов, мой соведущий помогает приземлиться, освоиться в студии «Радио Балтика» певице, лидеру группы «Ночные снайперы» Диане Арбениной. Диана, утро доброе!

ДИАНА АРБЕНИНА: Салют!

ИЛЬЯ ПАНОВ: Присылайте Диане вопросы. Вот пишет такой слушатель: «Налейте Диане шампанского».

Д. АРБЕНИНА: Диана не пьёт. Ура. Диана как-то отстала в этом смысле.

Ю. ГЛЕБОВА: Кстати, в связи с этим у меня первый вопрос вам: 13-й альбом мы все ждём с нетерпением.

Д. АРБЕНИНА: Какой? 13-й? Да ладно!

Ю. ГЛЕБОВА: Подсчитали, говорят, 13-й. Вы хотели альбом выпустить 1 января, а пришлось отложить, как раз потому что вы не пьёте, а все остальные пьют.

Д. АРБЕНИНА: Мне сказали так: а кто их будет покупать? Никто, потому что вся страна пьёт до середины января. Я не особо склонна доверять этому, потому что кто пьёт, кто не пьёт, но.

И. ПАНОВ: Вот и я о том же, я сейчас удивился, что так вся страна у нас пьёт.

Д. АРБЕНИНА: Решили выпустить 5 февраля.

Ю. ГЛЕБОВА: Альбом «Наотмашь».

Д. АРБЕНИНА: Нет, «Наотмашь» - это я просто так придумала для журналюг.

Ю. ГЛЕБОВА: Мы тоже журналюги.

Д. АРБЕНИНА: У меня мама журналист, папа и две тёти, поэтому я сама хотела быть. Журналюга - это отличное выражение, это эпитет, который не может вас оскорбить.

Ю. ГЛЕБОВА: Везде просто альбом «Наотмашь» уже назвали.

Д. АРБЕНИНА: «Выживут только влюблённые» называется альбом. «Наотмашь» - это просто когда задавали мне вопросы очередные: ну что новенького? Как альбом? Я говорю: а у нас есть рабочее название. Они: какое? Я думаю, какое бы слово сказать, и сказала одну из песен альбома «Наотмашь». Они зацепились за это и всё. Это была шутка.

И. ПАНОВ: А это какая-то аллюзия к Джиму Джармушу «Выживут только любовники»?

Д. АРБЕНИНА: Нет. У него любовники, а у меня-то будет всё в самом начале.

И. ПАНОВ: Чтобы быть любовниками, нужно быть влюблёнными или наоборот.

Д. АРБЕНИНА: Именно, так точно. У вас классный тембр голоса, кстати.

И. ПАНОВ: Спасибо, Диана! Я могу вам подпеть, если попросите.

Д. АРБЕНИНА: Прямо сейчас? Я даже рот открыла. Вы меня сейчас не видите. Такая классная реакция!

Ю. ГЛЕБОВА: А нас можно посмотреть, кстати, на сайте baltika.fm. Давайте про альбом «Выживут только влюблённые». Я читала, вы говорите: это не похоже ни на что другое в вашем творчестве. Или это опять дежурные ответы на дежурные вопросы журналистов?

Д. АРБЕНИНА: Что значит - не похоже! Конечно, не похоже. Всё равно у нас есть чёткий «снайперский» стиль. Я это поняла не сразу, я это поняла, когда пару лет назад решила записать сольник, стала его записывать с приглашёнными музыкантами. Они возьми и начни говорить: а вот здесь мы сделаем «Снайперов», а вот здесь мы не будем делать «Снайперов». Я поняла, что есть какой-то стиль и стала очень этим увлекаться в своих мозгах. И поняла, каким образом нужно писать альбомы, чтобы они получились «снайперскими» классическими.

Ю. ГЛЕБОВА: Это не «снайперский»?

Д. АРБЕНИНА: Это «снайперский». У нас просто хороший состав сейчас.

И. ПАНОВ: Владимир Познер приезжал в Санкт-Петербург пару недель назад.

Д. АРБЕНИНА: Нравится он мне, хороший.

И. ПАНОВ: Нравится. А Петербург вам нравится?

Д. АРБЕНИНА: За это можно получить в торец, потому что вообще-то я могу сказать, что Петербург - это единственный город, в котором я жила в своей жизни. Родилась я в Белоруссии, а жила в Петербурге.

Ю. ГЛЕБОВА: Вы до этого ещё в Магадане пожить успели.

Д. АРБЕНИНА: Да, безусловно, было дело. Меня много где помотало. Петербург - это единственный родной город, который в принципе ко мне всегда относился благосклонно.

И. ПАНОВ: Я вас сейчас удивлю. Смотрите: соединяем Познера и Петербург и получаем цитату: «Красота Петербурга неоспоримо совершенна, но не кажется ли вам, что она мало отражается на жителях этого города. Это один из самых нетолерантных и недемократических городов России», - говорит Владимир Познер.

Д. АРБЕНИНА: А я бы добавила: это единственный город России рок-н-ролльный, в котором Филипп Киркоров, не помню, в каком году, играл в БКЗ «Октябрьский» 30 концертов подряд и 10 аншлаговых вдобавок!

Ю. ГЛЕБОВА: Это говорит о толерантности Питера?

Д. АРБЕНИНА: Это говорит о его невменяемости. Санкт-Петербург - это самый невменяемый и чудесный город нашей страны - добавляю я к словам Владимира Познера. Абсолютно нелиберальный и абсолютно свободный, абсолютно инфантильный и ни на что не похожий, взрослый, здоровый и убивающий здоровье на корню. Это противоречивый город. За что любишь - никогда не можешь сказать. Но вот любишь и всё. Со мной это случилось. Поэтому я приезжаю сюда, плююсь со страшной силой, а уехать не могу.

И. ПАНОВ: Ну, вы соглашаетесь с Владимиром Владимировичем?

Д. АРБЕНИНА: С каким из них?

И. ПАНОВ: С Познером в данном случае, с его цитатой, с тем, что Петербург нетолерантный. Мы пытались разобраться в этой цитате, многие оскорбились. Виталий Милонов сказал: выдворить Познера из Санкт-Петербурга без права въезда!

Д. АРБЕНИНА: И после этого Милонов толерантен?

И. ПАНОВ: Милонов тут причём? Милонов никогда толерантностью не отличался.

Д. АРБЕНИНА: Давайте оставим каждому свою правду, никого не будем ни откуда выдворять. Мне кажется, это не ведёт к чему-то хорошему и нормальному. Я думаю, что в Питере всё очень остро, и люди либо очень пассивные, либо активные. Но равнодушных точно нет.

И. ПАНОВ: Короче, как Нью-Йорк - город контрастов.

Д. АРБЕНИНА: В Нью-Йорке всё намного проще, мне кажется, чем в Питере.

Ю. ГЛЕБОВА: Диана, я тогда хочу спросить не конкретно по поводу Петербурга, но по поводу истории с шоу-бизнесом, про выступление Бориса Борисовича, про заявление Алексея Кортнева, очень много подписантов против этой новой инициативы, чтобы были саморегулирующиеся организации.

Д. АРБЕНИНА: СРО! Я тоже подписала.

Ю. ГЛЕБОВА: Они будут регулировать все концерты, чтобы платили взносы - 150 тысяч рублей и прочие приятности и неприятности. Очень много музыкантов, певцов, представителей шоу-бизнеса сейчас протестуют против этого.

Д. АРБЕНИНА: Конечно, потому что это вперёд - в совок.

И. ПАНОВ: Назад вперёд!

Диана Арбенина: Петербург — самый противоречивый город

Ю. ГЛЕБОВА: Мы общались с продюсерами петербургскими, они говорят, что есть тут здравое зерно, что это поможет каким-то образом контролировать, что можно создать несколько СРО, и как-то между этим всем лавировать, какие-то лазейки нашли, не видят ничего страшного.

Д. АРБЕНИНА: Я не продюсер, слава богу, и никогда им не стану, но мне очень не нравится, когда начинают контролировать и приводить к общему знаменателю. Мне кажется, что это неправильно. Знаете, как убогая школьная форма, была - у меня была синяя с черным фартуком, гофрированная.

Ю. ГЛЕБОВА: У меня коричневая. Вот эти белые воротнички.

Д. АРБЕНИНА: Пришивали их.

Ю. ГЛЕБОВА: Каждый вечер. Бедные мамы!

Д. АРБЕНИНА: Каждое воскресенье! Я сама пришивала. Я мухлевала, кстати, я не пришивала к рукавам, я пришивала только воротник. А как-то сожгла пионерский галстук, потому что была ещё в пионерии, понятно, мне 41 год уже. И когда меня спросили: почему здесь порвано, - такая странная байка - я говорю: мой дедушка был партизан, и у него это пуля. Почему-то поверили, не понимаю почему.

И. ПАНОВ: Диана, у вас было бескомпромиссное желание послушать несколько песен. Давайте послушаем.

Д. АРБЕНИНА: Да, конечно, надо же отвечать - я не могу сказать - за базар, но за разговор. Я же всё-таки пришла сюда с песнями какими-то.

И. ПАНОВ: И несмотря на то, что мы не музыкальное радио, мы не можем в канун Нового года не поставить.

Д. АРБЕНИНА: А мы про Познера сказали, про проституток сказали, про толерантность и Милонова сказали, СРО!

Ю. ГЛЕБОВА: У нас ещё много вопросов!

И. ПАНОВ: Конечно, послушаем музыку! У нас будет ещё 15 минут, мы можем ещё по второму кругу об этом поговорить. «Ночные снайперы», песня «Это не мне».

Ю. ГЛЕБОВА: Ксения спрашивает: «Кому посвящен альбом «Выживут только влюблённые»? Сразу подвох.

Д. АРБЕНИНА: Разумеется, я не скажу.

Ю. ГЛЕБОВА: Юля спрашивает: «Новый год - в кругу семьи?».

И. ПАНОВ: Вы счастливы? Новый год - в кругу семьи?

Д. АРБЕНИНА: В этом году в любимом городе будет Новый год, судя по всему, это будет Питер. И со мной, конечно же, дети.

Ю. ГЛЕБОВА: Марта и Артём, 5 лет. Я знаю, что у вас есть традиция - лепить пельмени на Новый год. Как вы здесь будете продолжать эту традицию?

Д. АРБЕНИНА: Никак. Мы будем лепить снежки, если будет снег.

И. ПАНОВ: Предлагаю разбавить вопросы с портала телефонным звонком. Доброе утро, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Александр. Интересную тему вы затронули про проституток.

И. ПАНОВ: У на с давно уже в гостях Диана Арбенина, а вы про проституток!

Д. АРБЕНИНА: У меня есть история про проститутку! Модно я расскажу?! Это такой прикол! У меня около Ледового дворца живут друзья. Вот я как-то утром, переночевав у них, сажусь в машину, а такой октябрь, такой гнусный просто денёк, 8 часов утра. И вот я еду в центр города по Большевикам, и на обочине стоит девушка. Я думаю: наверное, опаздывает на работу, надо подвезти. Я подъезжаю к ней, открываю окно, говорю: девушка, садитесь. Она говорит: нет. А я смотрю: чулочки, вот всё так. А я думаю: наверное, ей садиться просто невозможно, потому что она думает, что я за рулём, если девушка за рулём, это хуже, чем обезьяна с гранатой. Это что за такой странный стереотип! Я говорю: садитесь. Она говорит: да не буду! Я говорю: да садитесь! Она говорит: да работаю я здесь! Чума! Я покраснела, как ваш микрофон! Мне было так стыдно. Я рванула.

И. ПАНОВ: Вы же хотели её до работы подвести, а она уже на работе.

Д. АРБЕНИНА: Не надо превращать в цивильную мою историю, она из жизни.

И. ПАНОВ: Девушка уже на работе! Зачем её куда-то подвозить?! Можно было её забрать с работы!

Ю. ГЛЕБОВА: Есть ещё сообщение из Киева: «Когда появляется тоска, какое лучшее лекарство от неё?». Это всё Елизавета спрашивает.

Д. АРБЕНИНА: Я не знаю, потому что я работаю постоянно, чем-то занята, у меня тоски не бывает. А что касается тоски, тоску очень часто мы путаем с усталостью.

Ю. ГЛЕБОВА: А как вы отдыхаете?

Д. АРБЕНИНА: Я сплю. Всё.

И. ПАНОВ: Многие млекопитающие так поступают.

Д. АРБЕНИНА: Вы знаете, они очень мудры, кстати. У меня когда был жив пёс, он не пил, не курил, не пробовал никогда ничего горячего и запредельно холодного, я думаю, как он был прав! Я отдыхаю во сне и чем больше сплю, тем лучше. Но это всё роскошь.

И. ПАНОВ: Диана, смотрите, сейчас в прямом эфире смотрю: 79 рублей 55 копеек стоит евро сегодня.

Д. АРБЕНИНА: Как я могу помочь рублю?

И. ПАНОВ: А есть какие-то шансы ему помочь ещё?

Д. АРБЕНИНА: Это похлеще будет, чем про проституцию поговорить!

И. ПАНОВ: Я хочу задать вопрос: как ваши концерты за рубежом?

Д. АРБЕНИНА: В рублях ли мне платят гонорары?

И. ПАНОВ: Экономят ли артисты сейчас, меньше становится концертов за рубежом? В той же Прибалтике?

Д. АРБЕНИНА: Мы играем в Прибалтике стабильно раз в году. Это декабрь. Я не хочу играть только в Риге, потому что наши музыканты играют только в Риге, на Литву они забивают, ну, Эстония - может быть, потому что Эстония самая толерантная к нам республика, все остальные очень агрессивно настроены в принципе, потому что Советский Союз долбанул по голове людям очень крепко, и это скрывать невозможно. Я играю в трёх республиках, и мне это делать приятно. Получаю я там не очень большой гонорар. Но, перевалив за двадцатку в своём творчестве, за 20 лет, я могу сказать так: плох тот музыкант, который рубится за гонорары. Рубиться надо за расширение территории, за географию. Мы играем в Прибалтике, в Германии, во Франции, мы были в Бельгии, в Амстердаме и так далее. Я этим горжусь, это клёво. Что самое интересное, везде знают песни.

И. ПАНОВ: А в остальном всё нормально? Спало это напряжение, которое было в 2014 году?

Д. АРБЕНИНА: У меня в жизни? По-разному! Вчера болел живот! Вы имеет в виду, враг ли я народа до сих пор?

И. ПАНОВ: Вы же заявили: я играю в трёх республиках! И сразу вспоминаются как минимум две: Донецкая и Луганская!

Ю. ГЛЕБОВА: Я могу сказать: я родилась в Донецкой области, у меня значится это в паспорте. И на этой почве я враг народа даже для кучи своих близких, своей мамы, потому что я пыталась донести информацию, что стравливают людей, гражданская война.

Д. АРБЕНИНА: Конечно, стравливают.

Ю. ГЛЕБОВА: И я приехала в Мурманск, где выросла, мне был вопрос от моей подруги, вашей фанатки: Юля, а вот Диана выступила, как мне теперь слушать её песни? Я даже не знала, что ответить!

И. ПАНОВ: Так как нам слушать теперь ваши песни?

Д. АРБЕНИНА: Чёрт побери, как же нам всем теперь слушать эти песни?! Я имею своё мнение, и оно непреклонно: мне как нравился украинский народ, так он нравится, и грузинский и так далее. И не надо путать!

И. ПАНОВ: Я сейчас выдумал историю: на примирительные концерты поехали бы в ДНР и ЛНР?

Д. АРБЕНИНА: А с кем примерять-то кого?

И. ПАНОВ: Себя с ними.

Д. АРБЕНИНА: Да я ни с кем не ссорилась. Понимаете, в чём дело, я не могу материться в эфире «Радио Балтика», а так бы я сказала, что эти гм-гм, которые изобразили вот это всё гм-гм-гм - мне оправдываться не в чем. Хотите слушать песни - слушайте, не хотите слушать - не слушайте. Я знаю точно, что нормальные люди, которые не имеют к политике никакого отношения, страдают везде: и в России, и в Донбассе, и в Киеве - везде. Чтобы каким-то образом быть честным перед самими собой, надо очень чётко понимать, разграничивать это всё. У меня это сделать получилось. Всем желаю.

Ю. ГЛЕБОВА: Можно я считанные минуты про Новый год поговорю, про праздники и про детей?

Д. АРБЕНИНА: То есть вы меня выкидываете, да? Ладно, я пойду в музей.

Ю. ГЛЕБОВА: Я с вами хочу поговорить про ваших же детей! Я читала ваше интервью, когда вы приезжали в Петербург, когда общались здесь с Полозковой, когда Катерина Гордеева вела встречу по поводу того, кого как дети воодушевляют на написание стихотворений, что вы первую свою песню написали, когда 6 дней было вашим детям. Сейчас как? Им 5 лет, почти 6. Это самый интересный возраст.

Д. АРБЕНИНА: То было 6 дней, это 6 лет - можно песню написать. Понимаете, они настолько пропитывают счастьем меня. Очень сложно из этого счастья попытаться что-то выжать, для того чтобы написать песню. Зачем? Я сложно сейчас говорю, к сожалению, но нельзя писать по случаю. Всё должно происходить естественным путём.

Ю. ГЛЕБОВА: А они поют?

Д. АРБЕНИНА: Да, они поют, они пошли в музыкальную школу, у них был первый концерт, я разревелась. Первая Марта играла какие-то свои произведения. Это было очень сентиментально. Они поют и, самое главное, что они поют песни группы «Ночные снайперы». Это не в целях рекламы. Просто меня часто не бывало дома, были гастроли, им ставили песни. Когда я приезжала, они уже были подкованными. Например, задаёшь Тёме вопрос: Тёма, что ты сегодня ел на обед? Он говорит: «Здесь, как в аптеке, здесь сложно…» и начинает петь в ответ, уходит от ответа. Поэтому они проникнуты всем, что происходит вокруг.

Ю. ГЛЕБОВА: Если вы здесь с ними остаётесь на 31 декабря, мама к вам приедет, как вы будете праздновать, какой у вас ритуал?

Д. АРБЕНИНА: Мы будем гулять.

Ю. ГЛЕБОВА: Всю ночь по Дворцовой.

Д. АРБЕНИНА: Мы пообедаем, потом поспим, а потом встанем, пойдём гулять, потом будем ужинать, я, правда, не знаю где. Надо, наверное, столик забронировать, да?

И. ПАНОВ: Как раз подводя итоги 2015 года, всё больше жителей не только России, но и мира, демонстрируют тревожность в уходящем году. Все встревожены, все чего-то боятся. У вас тревожность была в 2015-м? Ждёте, может быть, какой-то эскалации того напряжения, которое есть в мире? Какие у вас ощущения?

Д. АРБЕНИНА: Я могу сказать так: я вижу, что происходит вокруг, и кое-что очень тревожит меня. Но я знаю, что самое главное, примите мой ответ, я так думаю, самое главное - быть влюблённым.

Ю. ГЛЕБОВА: Потому что выживут только влюблённые!

И. ПАНОВ: А кто в кого должен влюбиться? Барак Обама в Ангелу Меркель или Француа Олланд?

Д. АРБЕНИНА: Я думаю, если бы у Барака Обамы не было такой прекрасной жены и детей, может быть, он как-то по-другому себя чувствовал. Поэтому всем я пожелаю нормальных дружественно-любовных отношений, семей и того главного, что делает нас счастливыми! Потому что нас не делает счастливыми политика и то, что происходит в мире, правда.

И. ПАНОВ: Но мы все хотим находиться в информационном поле, мы хотим знать, что готовит день грядущий и не бояться его.

Д. АРБЕНИНА: Тогда читайте, смотрите и анализируйте критически.

И. ПАНОВ: У меня есть друг, очень разумный человек. Он говорит: Илья, когда я слышу новогодние салюты, у меня ощущение, что война началась! Откуда это во мне? Я не знаю, как с этим бороться!

Д. АРБЕНИНА: Я могу сказать: у меня была собака, Робеспьюша, сенбернар. Когда ему было полгода, мы поехали к приятелям на дачу - это Лена Перова была. У Лены Перовой был день рожденья, и ей подарили салют. Мы, чтобы его не пугать, заперли его в доме и рядом пускали салют. И когда открыли дверь, Робеспьюша описал весь дом и очень сильно испугался. И с тех пор каждый раз, когда на Новый год звучит салют, он думает: война.

И. ПАНОВ: Вы не боитесь войны?

Д. АРБЕНИНА: Конечно, боюсь. Все боятся войны. А вы боитесь смерти?

И. ПАНОВ: Я - нет. У меня был эпизод, когда я перестал её бояться.

Д. АРБЕНИНА: Позёр питерский.

И. ПАНОВ: Диана, пробивается человек, уже пятнадцатую минуту звонит, мы всё никак не выведем его в эфир.

Ю. ГЛЕБОВА: А я смс пока: «Недавно встретил рок-героя Егора Белкина в аквапарке. Любит ли Диана подобный отдых?».

Д. АРБЕНИНА: Я через призму детей, конечно. Я бы их туда отправила. Они водолеи, любят очень воду.

И. ПАНОВ: Доброе утро! Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Зовут Вячеслав. Короткий вопрос по поводу фильмов новогодних. Диана, что смотрите, очень интересно знать?

Д. АРБЕНИНА: Я переживаю уход Рязанова, и я хочу, чтобы в нашей стране эта прекрасная традиция смотреть «Иронию судьбы» никуда не девалась.

И. ПАНОВ: Диана, спасибо большое, что нашли время, спасибо вам за эти эмоциональные всплески, за эти отжимания в прямом эфире, мы будем скучать!

Д. АРБЕНИНА: У меня вообще-то утро!

И. ПАНОВ: А у нас практически вечер! Мы прощаемся с Дианой Сергеевной. До встречи на концерте.

Ю. ГЛЕБОВА: Отличного вам концерта!

Д. АРБЕНИНА: Спасибо ребята, вы очень приятные!

И. ПАНОВ: До свидания!
Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии