Алексей Нилов: Фейковые аккаунты в соцсетях доставляют дискомфорт

0
352
Kwork.ru - услуги фрилансеров по 500 руб.

ec8562762cbac26df7b8f950c9f37c40__750x416

ИЛЬЯ ПАНОВ: Жара у нас будет здесь, на «Линии отрыва», на волнах «Радио Балтика». В гостях у меня сегодня настоящий мужик и мент, заслуженный артист Российской Федерации Алексей Нилов. Алексей Геннадьевич, добрый вечер!

АЛЕКСЕЙ НИЛОВ: Добрый вечер! Спасибо, что позвали. Очень приятно ещё раз быть у вас в эфире на «Радио Балтика».

И. ПАНОВ: Спасибо, что нашли время так поздно в воскресенье. Знаете ли, все к понедельнику готовятся.

А. НИЛОВ: У нас ненормированный рабочий день. На самом деле у нас суббота и воскресенье - самые рабочие дни.

И. ПАНОВ: Передача «Линия отрыва» - это всё-таки не про работу. Здесь, скорее, про отдых, про приятные воспоминания, про приятную музыку. Пришли вы сегодня со списочком, я бы сказал, основательным.

А. НИЛОВ: Разношёрстным.

И. ПАНОВ: Разношёрстным, но уважение вызывает этот списочек, тут уже каждый в редакции высказался по поводу вашего невероятного музыкального вкуса, Алексей Геннадьевич. Поскольку передача посвящена музыке, давайте сразу про историю каждой. Procol Harum – A Whiter Shade of Pale, что с этой песней у вас связано?

А. НИЛОВ: Не конкретно с этой песней - с Procol Harum, конечно, потому что это одна из моих самых любимых с детства групп. Я с ними познакомился где-то лет в 8-9, и не только с ними, а с их параллельными товарищами, типа Fleetwood Mac, Atomic Rooster – чудесные ребята, просто обалденные. Писали они в 68-м, я с ними познакомился в 72-73-м году, потому что у меня был дядя, который имел возможность на магнитофонную плёнку, на бобины переписывать с настоящих пластинок, которые привозили из-за бугра, это 71-72-й год.

И. ПАНОВ: А пластинки он не копировал на рентгеновских снимках?

А. НИЛОВ: Нет, этого он не делал, но я знаю, что у него было много таких бобин, плёнка была хорошая, которая не сыпалась. Я периодически, попадая к нему, так или иначе слышал чаще всего Procol Harum, но и этих товарищей, которых я назвал. Ещё многое другое, конечно, было, и Beatles.

И. ПАНОВ: А он не поплатился ничем за свои переписывания?

А. НИЛОВ: Нет, это в личное пользование. Он это не размножал, просто-напросто для себя делал у своих товарищей, выездных людей.

И. ПАНОВ: Progressive rock в конце 60-х - начале 70-х - это не самая приветственная со стороны властей, я думаю, была музыка.

А. НИЛОВ: Не думаю, что он выходил с плакатами в защиту Procol Harum на улицу и против Советского Союза, просто сидел, слушал и наслаждался. Я, кстати, недавно имел возможность записать себе в машину, наверное, дисков 300 на флешку. У меня товарищ переписывает все дискографии, он всё это дело засыпал, я начал слушать первый Pink Floyd и понял, какой это год, тоже конец 60-х, я вдруг понял, что такую музыку, которую они играли тогда, у нас сейчас мало кто умеет играть.

И. ПАНОВ: Эта песня A Whiter Shade of Pale с альбома 67-го года. Я так понимаю, что это первый их альбом. Группа Procol Harum моложе вас всего-то на три года, то есть они в 67-м и собрались. С 67-го по 77-й они сыграли 10 лет торжественных, потом в 91-м вновь собрались. У вас как к последующему их творчеству отношение?

А. НИЛОВ: За последующим я не следил, хотя, может быть, они в этих 300-ах дисках и есть, но я их ещё не прослушал. Может быть, там есть и 91-й. Я не думаю, что это интересно.

И. ПАНОВ: Вы говорите, что в детстве приходили к дяде, слушали, как он перегоняет всю эту запрещёнку на кассеты, и наслаждались. Предлагаю вместе с нашими слушателями посидеть и потратить несколько минут, наслаждаясь музыкой детства Алексея Нилова.

И. ПАНОВ: Это дебютный сингл группы Procol Harum – A Whiter Shade of Pale. Это первая композиция, которую мы сегодня послушали вместе с Алексеем Ниловым. Алексей Геннадьевич, вы меломан. Мы пока слушали, вы меня нокаутировали со списком своих любимых исполнителей.

А. НИЛОВ: Мне интересно слушать музыку. У меня есть несколько друзей хороших давнишних, которые действительно меломаны, которые разбираются в музыке. Я понаслышке, головой киваю, когда они начинают разговаривать, как будто я понимаю, о чём речь.

И. ПАНОВ: Я сейчас делаю примерно то же самое!

А. НИЛОВ: У меня есть очень хороший товарищ Владимир Семёнов, очень образованный человек, интересный, у которого где-то тысяч пять, наверное, винила дома: первые издания, какие-то обложки, он знает, какие были синглы, в каком году, в каком составе. Когда он это начинает говорить, это можно слушать часами, конечно: слушать и его, и то, что он ставит из винила своего.

И. ПАНОВ: Если говорить конкретно об этой композиции, то у меня она вызывает чёткие воспоминания о фильме «Рок-волна». Все радийщики здесь, наверное, припомнят этот прекрасный кинематографический хит. Вообще, это ведь просто знаковая композиция для истории музыки. Меньше 30 синглов за всю историю музыки были проданы в количестве больше чем 10 млн копий по всему миру, а вот A Whiter Shade of Paleбыла продана. В 2004 году Rolling Stone поместил её на 57-е место в списке «500 великих песен всех времён». И на эту песню было записано более 900 кавер-версий: The Box Tops, Джо Кокер, The Shadows, Энни Леннокс, про которую вы сейчас вспомнил - с ней у вас тоже что-то связано?

А. НИЛОВ: Нет. Это, наверное, самый известный кавер, который я слышал. Джо Кокера я не слышал, честно говоря. А она спела по-своему и тоже очень достойно.

И. ПАНОВ: В этом, может быть, особая эстетика собирательства: больше 900 кавер-версий можно просто слушать по очереди. Дальше по списку - я буду соблюдать хронологию заявленного плей-листа - Том Уэйтс был предложен вами, Blue Valentines. Что с этой песней?

А. НИЛОВ: Опять же - не с этой песней, а с Уэйтсом.

И. ПАНОВ: А! Вы брали просто со своей полки предпочтений исполнителя, выбирали что-нибудь самое симпатичное.

А. НИЛОВ: Мне сказали несколько песен и исполнителей предложить, я бы мог предложить гораздо больше, конечно, но мы не влезем. С Уэйтсом у меня связано очень многое. Я вернулся из армии в 87-м году, и меня встречали на гражданке. Я встречался со всеми своими любимыми, дорогими, знакомыми, братушками, одноклассниками, однокурсниками, и в один из дней вот таких встреч на одной из квартир вдруг какую-то драную кассету магнитофонную кто-то засунул Franks Wild Years, по-моему. Я совершенно обалдел, я первый раз услышал Уэйтса, с тех пор для меня это какой-то совершенно немыслимый, космический человек. Ну, он такой и есть на самом деле.

И. ПАНОВ: А в армии что слушали?

А. НИЛОВ: В армии я слушал Weather Report.

И. ПАНОВ: И здесь нет его?

А. НИЛОВ: Здесь его нет, потому что вряд ли кто-то из слушателей выдержит долгие композиции Завинула, хотя они очень интересные, если вслушаться. В армии я слушал Уитни Хьюстон. Я был минёром-подрывником в роте, а в оркестр я ходил для того, чтобы вести концерты, и в оркестре мне музыканты, естественно, что-то такое вытаскивали и ставили. Я имел возможность заказывать, чтобы мне принесли какую-то музыку, потому что местные были музыканты в Чернигове. И они мне принесли как раз Weather Report, которую я слушал, и первые появившиеся пластинки Уитни Хьюстон. Очень хорошая женщина, чудесную жизнь провела и чудесно её закончила. Умница. Я просто преклоняюсь перед ней.

И. ПАНОВ: Закончила-то трагично всё-таки.

А. НИЛОВ: Трагично, прекрасно, как, собственно, и один из других товарищей, которых я предложил.

И. ПАНОВ: Я досадую, что нет её в предложенном списке, потому что у меня с ней тоже несколько историй, правда, чуть-чуть позже, чем у вас.

А. НИЛОВ: А с Уэйтсом - с тех пор я и стал искать Уэйтса и нашёл его всего. Сначала я переписал на кассеты магнитофонные, потом появились диски, их можно было покупать. Сейчас это всё можно иметь на флешках. Я попросил своего товарища, чтобы он мне распечатал все тексты, у меня лежат дома все его стихи. Это безумные совершенно стихи: такие образы и такие обороты и перевороты - это что-то типа, вероятно, Саши Башлачёва нашего, если сравнивать по тому, как Том Уэйтс обращается с языком английским. Это очень интересно.

И. ПАНОВ: А за тем, что он сейчас делает, следите?

А. НИЛОВ: Я слежу, но сейчас мне гораздо сложнее его слушать. Кстати, с наступающим его днём рождения! У него день рождения 7 декабря.

И. ПАНОВ: 66 лет ему исполнится.

А. НИЛОВ: Он ушёл в какие-то изыскания, начинает искать, хотя, вроде, у него всё есть. То есть ему мало, вероятно.

И. ПАНОВ: Это как любой творец, когда он пресыщается инструментарием, которым оперирует вначале.

А. НИЛОВ: Как товарищ Гребенщиков, который пишет прекрасную музыку и песни, но сейчас это больше ему нравится, вероятно, чем тем, кто начинал его слушать.

И. ПАНОВ: Ну, имеют право оба, я думаю.

А. НИЛОВ: Абсолютно.

И. ПАНОВ: Ваш герой Ларин - один из самых народных персонажей. Пообещали мы послушать Тома Уэйтса. Думаю, что нужно своё обещание выполнить. Том Уэйтс – Blue Valentines - уделим пару минут этой песне, насладимся прекрасным вокалом и отличной инструментальной игрой.

И. ПАНОВ: Сентябрь 78-го года, Том Уэйтс – Blue Valentines. И не перебить, понимаешь, что уже пятая минута, нельзя такое перебивать. Прекрасный саундтрек для сегодняшнего вечера: плюс 10 градусов, 6 декабря, Санкт-Петербург, половина десятого вечера. Дорогие друзья, жёлтые питерские фонари, густой вокал Тома Уэйтса. Алексей Нилов у меня в гостях, продолжаем плыть по волнам вашего музыкального выбора. Вам удобнее в наушниках слушать музыку или через колонки? У меня, скорее, наушники, потому что передвигаешься, потому что слушаешь музыку где-то в формате mp3 с телефона.

А. НИЛОВ: Я на ходу наушники не ношу, я не пользуюсь iPhone, я не пользуюсь интернетом, поэтому я слушаю в машине.

И. ПАНОВ: Специально саундсистему какую-нибудь поставили, да?

А. НИЛОВ: Да, я попросил, чтобы мне поставили 825 - такую штучку, мне хватает.

И. ПАНОВ: А дома профессиональный усилитель, колонки?

А. НИЛОВ: Дома вообще ничего нет.

И. ПАНОВ: А винил слушаете?

А. НИЛОВ: Нет, я винил хожу слушать в гости, под хорошую беседу, когда можно снять, переставить, поставить: а помнишь, вот этот? - Да, да, да! В машине у меня есть компакт-диски и флешка, на которой 300 дисков записано.

И. ПАНОВ: Неужели не слушаете музыку ВКонтакте, я не поверю никогда?

А. НИЛОВ: Я не знаю, что такое ВКонтакте. Я не пользуюсь интернетом. Кстати, за больное меня задели, потому что сейчас очень много мне рассказывают, мне звонят люди и говорят: мы с тобой общались в каком-то Контакте, или в Одноклассниках, или в Facеbook. Я хочу сказать честно и от всего сердца: меня нет ни в одной соцсети, я вообще не пользуюсь интернетом. На самом деле меня там очень много, Алексеев Ниловых, с кучей фотографий. 3 тысячи фотографий размещено на каком-то сайте, который якобы мой сайт, и от моего имени человек разговаривает с людьми. Мне это крайне неприятно, мне просто лень с этим бороться, и я не знаю как.

И. ПАНОВ: А что за люди? Я так понял, вы испытываете какой-то дискомфорт?

А. НИЛОВ: Я испытываю дискомфорт. Причём моя жена писала «мне» в соцсетях, она разговаривала со «мной» и пыталась выяснить, как там её муж в соцсетях, и люди, естественно, сливаются. Но потом всё-таки она списалась с каким-то человеком, который ответил: мне 19 лет, я живу в Одессе, я большой поклонник Алексея Нилова и поэтому я решил продвигать его в соцсетях.

И. ПАНОВ: Негодяй! Уши ему надрать.

А. НИЛОВ: Там до 3 тысяч фотографий, причём фотографии какие-то личные, вероятно, они их цепляют с каких-то личных почт, сайтов, я не знаю, откуда. Фотографии личные - с каких-то премьер, фестивалей.

И. ПАНОВ: А какой-то ущерб вам наносят эти хулиганы?

А. НИЛОВ: Ущерб наносят тем, что они от моего имени общаются с людьми, которые им пишут. И когда мне звонит, скажем, мой очень хороший знакомый и говорит: ты пьяный был, когда отвечал мне в сети? Я говорю: в какой сети? Я не знаю вообще, что это такое - соцсеть! - А! Ну, тогда понятно! Я просто хочу всем сказать: не надо со мной разговаривать в соцсетях.

И. ПАНОВ: Делаем вывод: абсолютно аналоговый человек - Алексей Нилов. Давайте смахнём пыль с наших пластинок, с нашего винила. Не будем думать о грустном, подумаем о приятном. King Crimson – One Time заявлена песня.

А. НИЛОВ: Да. Я пытаюсь сказать, что я люблю King Crimson, но определить King Crimson какой-то одной песней… Я не могу сказать, что One Time - это характерная песня для этих господ, а для меня она знаковая, потому что моё знакомство с King Crimson началось с этой песни.

И. ПАНОВ: Как оно произошло?

А. НИЛОВ: У меня была очень хорошая знакомая, с которой мы жили три года, моя гражданская жена. Она много чего подкинула мне из музыки, подсказала, научила, я поделился с ней какими-то своими пристрастиями. Но она перед тем, как выходить на сцену, чтобы собраться, всегда слушала эту песню. Вот такой у неё был ход в молодости. Она дала мне послушать, потом я послушал ещё что-то, ещё что-то, и через некоторое время я продрался через King Crimson и понял, что это действительно круто.

И. ПАНОВ: Ну, что же, снова британцы, снова рок, это Progressive rock, это New Wave, снова 60-е годы. 68-й год - образование King Crimson. One Time мы послушаем, вернёмся, и я ещё из вас повытягиваю.

И. ПАНОВ: Прекрасная композиция! Вы, Алексей Геннадьевич, отняли у слушателей огромное количество времени, разговорное, и предоставили его музыкантам. Хочется поболтать всегда с гостями, а здесь вы принесли такие масштабные полотнища музыкальные, и их рука резать не поднимается. Дальше опять по классике: The Doors впереди, Light My Fire. Ну что, baby, you can light my fire.

А. НИЛОВ: Что связано с Моррисоном - он для меня один из ярких революционеров что ли. Я с большим уважением и пиететом отношусь к Эрнесто Че Геваре, например, к Юрию Алексеевичу Гагарину, к Джиму Моррисону.

И. ПАНОВ: К Владимиру Ильичу Ленину - тут должно быть.

А. НИЛОВ: Ленин тогда не слушал такую музыку. Можно было бы, конечно, приписать и Курта Кобейна туда. Такие яркие личности, которые вспыхнули-сгорели. Их очень много на самом деле в музыке, но Моррисон почему-то вот для меня является действительно таким человеком, который перевернул мир в своё время. И перевернул так коротенько: буквально несколькими дисками, несколькими годами. Конечно же, Light My Fire- это песня о любви и страсти, а я пребываю последние 11,5 лет в любви и страсти - пользуясь случаем, передаю привет жене. Леночка, я тебя люблю. Я знаю, что ты слушаешь. Собственно, come on baby, light my fire! Я обращаюсь к жене, а Моррисон пусть поёт!

И. ПАНОВ: Я тогда как-то вашу коммуникацию через радиомикрофон с женой, наверное, прерывать не буду. Light my fire. Потом ещё поговорим.

И. ПАНОВ: Не узнать эту песню невозможно. Не узнать и хоть раз не слышать её тоже невозможно. Если не любить Джимми Моррисона, относиться к нему холодно возможно, то не знать его невозможно. The Doors, Light My Fire, Алексей Нилов - заслуженный артист России, у меня в гостях. Вы говорите, что до сих пор в любви, в огне находитесь последние почти 12 лет. Совсем недавно вы имидж очень сильно сменили. Вот об этом я хочу спросить вас.

А. НИЛОВ: Я с удовольствием наконец-то сменил имидж, потому что в 51 год бегать по помойкам опером и по чердакам и задерживать и искать - это, в общем, наверное, поздновато. Быть кивающим адвокатом в «Литейном» - тоже все уже видели. А тут хотелось что-то изменить кардинально, и, я надеюсь, что это получилось. Я как-то подбирался к этому постепенно через роли злодеев и подонков в «Чужом районе», ещё где-то. А потом уже это всё вылилось в «Высокие ставки». Мне нравится это кино. Мы его душевно так делали 8 месяцев. Мы закончили в апреле, а я до сих пор с бородой и лысый, мне очень комфортно так.

И. ПАНОВ: Действительно многие под роль меняют внешность: полнеют, худеют, бреются, отращивают. А вы здесь, видимо, в органику свою попали и ничего не меняете.

А. НИЛОВ: Да! Я ленивый человек, а здесь не нужно мыть голову и не нужно бриться. Меня это абсолютно устраивает: чуть-чуть протёрся тряпочкой свежей и пошёл.

И. ПАНОВ: Я неофит среди лысых, среди болдов, буквально вчера лишился своих волос, но понимаю Алексея Нилова. Большинство песен, которые вы сегодня принесли, британские, есть тут пара американцев. Почему нет русских?

А. НИЛОВ: Мне очень сложно что-то выбрать из моих любимых русских. Я вчера, например, смотрел «Квартирник у Маргулиса», с удовольствием наблюдал Сергея Николаевича Чигракова удивительного совершенно. Я могу сказать, что я слушал всегда Ленинградский рок-клуб, само собой «Аквариум», но больше всего я, конечно, любил Майка Науменко. Сейчас, кстати, я ехал сюда, слушал «Белую полосу», целиком почти альбомчик я прослушал с удовольствием. «Зоопарк» для меня была такая группа знаковая. А так и «Странные игры», и «Телевизор», да многие-многие-многие. Мне очень стыдно, что я стал слушать «Кино» после того, как не стало Цоя. И, пожалуй, слушаю я только «Чёрный альбом» постоянно, и он не надоедает абсолютно, и это загадочный очень момент. Очень много хороших русский, очень много.

И. ПАНОВ: Я вижу сообщение. Соглашается наш слушатель с моей оценкой вашего музыкального вкуса. Тут двух мнений быть не может: действительно симпатично многим, и слушателям тоже. Пишут нам: «Как такой интересный музыкальный вкус сочетается с игрой в ментовских сериалах?».

А. НИЛОВ: Мне не стыдно за то, что я делал в ментовских сериалах.

И. ПАНОВ: Важное уточнение: игра в ментовских сериалах никак не мешает человеку быть меломаном. Да?

А. НИЛОВ: У меня написано в дипломе: актёр театра и кино, поэтому, собственно, артист, прикинься. Поэтому то, что я делаю на экране, не всегда соответствует тому, что я собой представляю в жизни.

И. ПАНОВ: Но здесь выбрано слово: не хороший, не изысканный, а интересный музыкальный вкус - с игрой в ментовских сериалах. Наверное, подразумевает слушатель, что те, кто играет в ментовских сериалах, какие-то не очень интересные. Или что полицейские у нас не очень интересные. Здесь я хочу защитить стражей порядка: есть у меня несколько знакомых, вкусу которых не только в музыке, но и в искусстве, можно позавидовать.

А. НИЛОВ: То же самое. Мне по роду занятий пришлось познакомиться со многими представителями правоохранительных органов, милиционерами настоящими, среди них есть действительно настоящие хорошие люди. Может быть, не все, и, может быть, их не большинство, но как в любой профессии: есть очень плохие хирурги, есть очень плохие учителя.

И. ПАНОВ: Наложило это на ваше мировосприятие свой отпечаток - игры в ментовских сериалах?

А. НИЛОВ: Нет. Точно такие же люди, точно такие же заботы, те же самые низкие зарплаты, те же самые проблемы семейные - абсолютно всё то же самое, как у всех людей.

И. ПАНОВ: От групп, которые известны более старшему поколению и милы сердцу, - к ребятам, которые молодёжи современной близки. Они до сих пор активны - Красные острые чили-перцы, Red Hot Chili Peppers с последней песней, заявленной в вашем плей-листе: тут, не мудрствуя лукаво, выбрали вы Californication.

А. НИЛОВ: Потому что есть несколько песен, которые можно слушать у них. Пожалуй, начиная с диска Californication, можно слушать, а до того я их меньше слушал.

И. ПАНОВ: Они взбодрились в начале-середине 2000-х годов.

А. НИЛОВ: Сейчас я просто какое-то время кольцом в машине слушал Ataxia. Это Джон Фрушанте, он выпустил три диска уже. Automatic Whriting - ну, очень хорошие композиции, их там по пять на диске, они довольно длинные и, скажем так, монотонные и однообразные. Но я с удовольствием в дороге слушаю Ataxia, и вот они втроём выдают обалденные совершенно вещи.

И. ПАНОВ: Пофантазируем о Голливуде, вспомним о его тёмных сторонах. Red Hot Chili Peppers – Californication.

И. ПАНОВ: Алексей Нилов, заслуженный артист России, в гостях у меня. Подходит неминуемо время к концу. Напомню, Procol Harum, Том Уэйтс, Doors - на чём росли с 8 лет. До этого музычка из «Ну, погоди!» была.

А. НИЛОВ: Мы говорили за кадром, почему нет Beatles. Потому что я чуть-чуть моложе того поколения, которое фанатело от Beatles. Это буквально 3-4 года разница у нас, скажем, с Колей Расторгуевым, чуть больше с Михаилом Сергеевичем Боярским, с битломанами ужасными. Я очень люблю Beatles, всё прекрасно, они гении, но, к сожалению, я начинал слушать Procol Harum, а потом уже где-то классе в 4, 5, 6-м я уже, естественно, стал слушать Deep Purple, потому что это было так надо. Или Led Zeppelin. Это база, основа хард-роковая. Если в 68-м Progressive, то в 70-х - Deep Purple и Led Zeppelin. Очень много, кончено, не вошло у нас сегодня, да и не могло войти.

И. ПАНОВ: Алексей Геннадьевич, у меня тут такая напрашивается мысль: может быть, сделать Том-2 или Выпуск-2 уже с русской подборкой, чтобы было тоже интересно.

А. НИЛОВ: С русской подборкой: это будет Башлачёв.

И. ПАНОВ: Будет настроение - заглядывайте на Петроградскую набережную, 18а, в тёплую студию «Радио Балтика» в воскресенье в 9 часов вечера.

А. НИЛОВ: Будет настроение - приглашайте.

И. ПАНОВ: Алексей Нилов был этот час с нами, с его музыкой. С вами его провёл также Илья Панов. Прощаюсь с вами, всего доброго. Алексей Геннадьевич, до свидания!

А. НИЛОВ: Всего доброго! Спасибо.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии