Александр Друзь интервью. О музыке

0
665
Kwork.ru - услуги фрилансеров по 500 руб.

Александр Друзь интервью. О музыке

Александр Друзь интервью. О музыке.
Сегодня под прицелом нашего музыкального детектора правды находится Mагистр игры «Что? Где? Когда?», многократный чемпион всевозможных версий этой игры и её производных, таких как «Брэйн ринг», «Своя игра» и другие, Александр Друзь. Александр Абрамович, добрый вечер.

АЛЕКСАНДР ДРУЗЬ: Добрый вечер.

А. ЧЕЧЁТКИН: Я напоминаю правила: пять песен от нашего гостя, пять композиций его любимых, которые ассоциируются с определённым периодом в жизни, с которыми есть какие-то воспоминания, которые те или иные музыкальные стороны вкуса нашего гостя подчёркивают. С этими же пятью композициями к нам пришёл Александр Друзь. Мы сейчас будем разбираться, что это за человек такой, по музыкальным предпочтениям. Конечно, игра «Что? Где? Когда?» несёт большой смысл, в том числе и музыкальной истории вашей.

А. ДРУЗЬ: Больше того скажу, практически все композиции, которые вы сегодня услышите, так или иначе имели отношение к моей игровой деятельности.

А. ЧЕЧЁТКИН: А как же детство, юность?

А. ДРУЗЬ: Вот детство, юность –– это самое первое.

А. ЧЕЧЁТКИН: Мы сейчас послушаем в исполнении Ансамбля имени Александрова «Амурские волны». Это фактически вальс, гимн Дальнего Востока, который был написан в начале 20-го века. Как она появилась в вашей жизни?

А. ДРУЗЬ: Слова появились позднее, а сама музыка в самом раннем детстве почему-то произвела неизгладимое впечатление. Образно говоря, когда человек празднует какие-то события своей жизни, с друзьями отмечает, уже после определённого времени хочет либо спеть, либо заказать какую-то музыку. Вот это та музыка, которую я, если такое происходит, хотел бы услышать в такие минуты.

А. ЧЕЧЁТКИН: Её родители пели?

А. ДРУЗЬ: Не пели, потому что слова –– ещё раз повторю –– более позднего времени, а сама музыка –– она, конечно, старинный вальс.

А. ЧЕЧЁТКИН: А вам интересно разбираться в музыкальных интригах как поклоннику интеллектуальных игр и участнику. Там же, во-первых, интересная история с тем, кому был посвящён изначально этот вальс. Автор музыки Макс Кюсс написал её общественной деятельнице Вере Кириленко. Настолько поверили в эту легенду, что даже на пластинках её рисовали.

А. ДРУЗЬ: Мне это, конечно, известно, потому что я это люблю. Но есть вещи, которые слушаешь –– и слушаешь, а есть вещи, про которые хочется узнать побольше. Практически про большинство будут какие-то истории.

А. ЧЕЧЁТКИН: Всё-таки нужно узнавать? Или чувствовать песню важнее?

А. ДРУЗЬ: Чувство спереди, а знание потом.

А. ЧЕЧЁТКИН: Да, а то такие истории узнаешь про песню, в каких условиях, в каких ситуациях они были написаны, иногда левой ногой, левой рукой, а получилось.

А. ДРУЗЬ: К сожалению, один из фрагментов, который не удалось подготовить к сегодняшней передаче, –– там как раз очень интересная история, тоже связанная с этим.

А. ЧЕЧЁТКИН: Начнём с «Амурских волн». Музыка –– Макс Кюсс, слова –– Серафим Попов, в исполнении Краснознаменного ансамбля песни и пляски Российской Армии имени Александрова.

А. ЧЕЧЁТКИН: Ожидали мы, что Александр Друзь как петербуржец, как ленинградец, может быть, принесёт нам «Город над вольной Невой». Нет! Другой так называемый гимн стоит в топе ваших песен.

А. ДРУЗЬ: Это, во-первых, не совсем гимн, это всё-таки старинный вальс.

А. ЧЕЧЁТКИН: «Город над вольной Невой» тоже не совсем гимн, но вот так народная молва присвоила и тому и другому.

А. ДРУЗЬ: Нет, гимн у нас совсем другой. «Гимн великому городу» Глиэра, если вы знаете. О чём я говорю? Конечно, вы знаете. А это неформальный гимн. Точно так же, как «Москва, звонят колокола» –– это неформальный гимн, а «Дорогая моя столица» –– официальный. Поскольку живу на два города, приходится и это знать. Если вы слушали слова, то обратили внимание, что слова и музыка сильно разнятся по качеству, потому что, естественно, это всё-таки вальс, и он был написан не для того, чтобы воспевать то, как несут службу наши отважные пограничники на границе с Китаем. Отчасти это конъюнктурная история времён Русско-Японской войны, когда внимание было привлечено к тому региону.

А. ЧЕЧЁТКИН: То же самое –– «На сопках Маньчжурии».

А. ДРУЗЬ: Не было никаких слов ни в «На сопках Маньчжурии», ни в «Амурских волнах», их потом придумали с разной степенью талантливости. Это очень хороший вальс, и в он в моём детстве довольно часто исполнялся по радио. Канал-то был только один, из всех утюгов, как сейчас принято говорить, это неслось. И, конечно, пластинка у моих родителей была на патефоне. Видели, конечно, старинные пластинки: если на одной стороне вальс, то на другой стороне обязательно фокстрот или что-нибудь вот такое.

А. ЧЕЧЁТКИН: Даже никогда не запоминал, если честно.

А. ДРУЗЬ: Обратите внимание, когда попадётся какая-нибудь, даже не виниловая, а шлаковая пластинка 30–50-х годов, обратите внимание, что если на одной стороне танцевальная музыка медленная, то на другой –– обязательно быстрая.

А. ЧЕЧЁТКИН: Всё продумано.

А. ДРУЗЬ: Да, чтобы быстряк и медляк могли быть на одной пластинке.

А. ЧЕЧЁТКИН: Вы обратили внимание на некое несоответствие слов и музыки. Филиппа Киркорова одна журналистка спросила: как вы относитесь к ремейкам, –– потом получила своё. Я, в свою очередь, спрошу у вас, как вы в целом относитесь к таким вещам, когда изначально к стихам придумывают музыку, когда к музыке придумывают стихи. Бывает, что из этого что-то толковое получается?

А. ДРУЗЬ: Конечно, бывает, толковое получается. Мы об этом, может быть, поговорим в дальнейшем.

А. ЧЕЧЁТКИН: Считается, что это песня белогвардейцев, и она получила продолжение в рядах советской армии. Такой интересный контраст.

А. ДРУЗЬ: Насчёт белогвардейцев я не знаю.

А. ЧЕЧЁТКИН: Не белогвардейцев, царской армии, конечно!

А. ДРУЗЬ: Конечно! Это специально было написано для военных оркестров. Представьте в небольшом городке военный оркестр, который играет на народных гуляниях вот такую красивую музыку. Это всё когда себе представляешь, всё замечательно. Естественно, никаких хоров не было, слов не было –– хора не было. Был военный оркестр, полковой, если город достаточно большой.

А. ЧЕЧЁТКИН: Первая смс от слушателей, естественно, связанная с игрой «Что? Где? Когда?». Спрашивают: «Что тяжелее: спортивная версия или телевизионная, играть против зрителей или против друг друга?».

А. ДРУЗЬ: Никакой разницы.

А. ЧЕЧЁТКИН: Противостояние со зрителем, может быть, жарче. Там же ещё есть дистанционные виды спортивной игры, когда ты даже не видишь своих соперников, они где-то в другом городе в этот момент.

А. ДРУЗЬ: К сожалению, это не «Что? Где? Когда?». Тут есть разные варианты. Когда ты не видишь своих соперников, это не вызывает при нынешнем развитии техники большого желания в это играть, поскольку ты не можешь контролировать все команды. Вот ещё чуть-чуть связь у нас улучшится, и можно будет напротив каждой команды поставить веб-камеру, свести всё это в один канал.

А. ЧЕЧЁТКИН: Это к чему, к тому что жульничают, подсказывают?

А. ДРУЗЬ: Не жульничают и не подсказывают, но надо предохраниться от того, если вдруг кто-то захочет.

А. ЧЕЧЁТКИН: Я напомню, что Александр Друзь –– это первый игрок «Что? Где? Когда?», которого дисквалифицировали как раз за подсказку.

А. ДРУЗЬ: Спасибо, что вы сказали. К сожалению, не нашлась мелодия, которая с этим связана, а было бы очень хорошо.

А. ЧЕЧЁТКИН: А что это?

А. ДРУЗЬ: Опера «Кармен». Я понимаю, в чём проблема, почему не нашлось. Потому что принципиально, чтобы она была на русском языке?

А. ЧЕЧЁТКИН: Нет, там проблемы с качеством, зачастую нам приносят достаточно сложные для поиска авторских прав вещи.

А. ДРУЗЬ: Если зашёл у нас разговор про подсказки, один из первых вопросов, которые я взял в программе «Что? Где? Когда?», ещё даже не садясь за стол, –– это было на первой съёмке. Там показали фрагмент из оперы «Кармен», конец первого акта, где Кармен дразнит капитана Цунигу, который пытается её арестовать, цыганской песней. В ней в русском переводе прямо: режь меня, жги меня, ничего не скажу, я другого люблю и так далее. Вот такой фрагмент показали на экране телевизора команде, которая сидела за столом. Сказали: внимание на экран, –– и показывают этот фрагмент. А я стою сзади. У меня тогда ещё очков не было, а зрение было плохое, я максимально влез в этот экран. И слушая этот текст, я до того, как прозвучал вопрос, понял, что это, в общем, прямая калька со «Старый муж, грозный муж, режь меня, жги меня» –– текст того романса, который в «Цыганах» Пушкина. Я тихонечко шепчу на ухо стоящему передо мной игроку: помни о «Цыганах» Пушкина. Три раза я ему повторил, пока этот фрагмент шёл. Он занимает почти две минуты в показе. И он просто меня не услышал. Я ему это на ухо шептал, он был настолько в восприятии того, что ему там показывали на телевизоре, и в готовности обсуждать в дальнейшем, что он меня просто не услышал, хотя я ему шептал на расстоянии ладони от его уха. После этого случая, который был один из самых первых, когда я взял вопрос в «Что? Где? Когда?», я понял, что подсказывать бесполезно настоящим игрокам. Потому что настоящие игроки не снаружи ушами, а внутри, за столом, в обсуждении.

А. ЧЕЧЁТКИН: Мы успеем принять звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня Владимир зовут. Преклоняюсь перед головой вашей, Александр.

А. ДРУЗЬ: Спасибо большое.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня к вам такой вопрос: какая русская народная музыка вам нравится, инструментальная либо певица, которая исполняет русскую народную музыку в любых жанрах?

А. ЧЕЧЁТКИН: Сейчас ответим на ваш вопрос. Мы тут поспорили с Александром Абрамовичем. Мы обычно говорим нашему гостю: приходите, приносите нам свои любимые песни и/или те песни, которые связаны с определённым периодом вашей жизни. Александр Абрамович мне говорит: а не дам я вам свои любимые, скрою я их от вас.

А. ДРУЗЬ: Это не совсем так. Просто самое любимое надо держать при себе. Как писал Довлатов, «любить прилюдно –– это скотство». То, что вы слышите сейчас, это не нелюбимые композиции, они тоже любимые, но чуть-чуть поменьше. Они любимые, потому что с ними связаны какие-то важные события, странные события в моей жизни, про которые с удовольствием я могу поговорить здесь, на радио.

А. ЧЕЧЁТКИН: Я всё равно не понимаю, каким образом могут музыкальные предпочтения с данным афоризмом сочетаться. Про скотство.

А. ДРУЗЬ: Не стоит показывать любовь на людях.

А. ЧЕЧЁТКИН: В том числе к музыке, стихами –– когда вас спрашивают, какой любимый поэт, любимая книжка, любимый писатель?

А. ДРУЗЬ: Любимая книжка –– точно не отвечаю, потому что это самые разные вещи. Любимая музыка –– точно так же. Жанр любимый я могу сказать. Сегодня я люблю такую. В этом жанре я люблю то-то. Точно так же я могу сказать о любимом писателе –– их несколько, о любимых композиторах –– их тоже несколько.

А. ЧЕЧЁТКИН: Сейчас в плеере, в автомобиле что находится у вас?

А. ДРУЗЬ: Тут же, кроме книжек и писателей, есть третья сторона –– это исполнитель. Сейчас я езжу под Эллу Фицджеральд.

А. ЧЕЧЁТКИН: Ну хоть что-то мы сейчас выкрали из потаённых уголков души Александра Друзя!

А. ДРУЗЬ: Я очень люблю джаз. Не важно. Владимир задал вопрос.

А. ЧЕЧЁТКИН: Да, по поводу русской народной музыки.

А. ДРУЗЬ: Чуть-чуть попозже у нас будет разговор, какая именно композиция сейчас находится в числе моих значимых и любимых. Вы её услышите. А пока, поскольку «Кармен» нет, может быть, перейдём ко второй знаковой композиции?

А. ЧЕЧЁТКИН: Владимир ещё спрашивал: любите или нет, и что любите больше –– инструментальную или со словами народную музыку? Хотя тяжело себе представить инструментальную.

А. ДРУЗЬ: И то и другое вкусно. Но русская народная музыка в основном всё-таки со словами.

А. ЧЕЧЁТКИН: А почему есть такое ощущение, что наша народная музыка со словами, а их музыка, если говорить об аутентичной музыке, этнической, наоборот, без слов?

А. ДРУЗЬ: Чья это их?

А. ЧЕЧЁТКИН: Азиатская, например. Или она уже до нас доползает, теряя слова.

А. ДРУЗЬ: Я не знаю, что насчёт азиатской, но если говорить о моём первом музыкальном произведении, которое сыграло роль в моей жизни, это «Во поле берёзонька стояла», которую мы в первом классе разучивали на уроках пения. Это самое первое музыкальное впечатление. Такого уровня, допустим, у французов тоже народная песня –– народная, потом забытая, потом снова ставшая народной –– Sur le pont d'Avignon, «На Авиньонском мосту». В точности как «Во поле берёзонька стояла» –– её тоже в начальной школе все французские дети учат. Так что у них тоже со словами всё в порядке.

А. ЧЕЧЁТКИН: Александр Абрамович решил нам не раскрывать полностью душу, но хотя бы чуть-чуть окошко в свой музыкальный мир приоткрыл.

А. ДРУЗЬ: Просто вы нашли подход. Если вы ставите правильный вопрос, вы получаете правильный ответ.

А. ЧЕЧЁТКИН: Переходим к игре «Что? Где? Когда?», в которой музыка занимала и занимает одну и главных ролей. Огромное количество композиций, которые звучат и в начале, и в финале, и связаны с определёнными событиями. Я почему-то больше всего запоминаю ту музыку, которая звучит, когда выносят чёрный ящик, –– Джеймс Ласт «Ra-Ta-Ta» называется.

А. ДРУЗЬ: Она потому что много лет не меняется. Разные мелодии приходят в игру, уходят. Графиня ещё.

А. ЧЕЧЁТКИН: Да, в исполнении Валентины Левко мы сейчас будем слушать арию Графини из оперы «Ричард Львиное сердце» 1784 года розлива. Je crains de parler la nuit –– простите за мой французский.

А. ДРУЗЬ: Всё правильно вы сказала. Фрагмент из этой оперы Гретри «Ричард Львиное сердце» как песенка любимая в молодости –– это тоже разговор о предпочтениях идёт в «Пиковой даме», где она поёт эту песню. Она вспоминает любимую песню своей молодости.

А. ЧЕЧЁТКИН: То есть это опера в опере.

А. ДРУЗЬ: Чайковский взял вот эту очень красивую мелодию.

А. ЧЕЧЁТКИН: От себя добавлю, что она звучала в прошлые годы в игре «Что? Где? Когда?» с 91-й по 2001-й год, а потом её заменили другой композицией. Чем отличается ария из оперы Гретри от арии в опере Чайковского? Тем, что в у Чайковского есть вот это: чего вы тут стоите, вон ступайте. Это Графиня к своим служанкам обращается. Дальше она продолжает.

А. ЧЕЧЁТКИН: Кто подбирал музыку для игры «Что? Где? Когда?» изначально? Прислушивались к мнению завсегдатаев, магистров?

А. ДРУЗЬ: Нет, конечно. Это творческий процесс, и всё было придумано съёмочной группой, в частности не очень давно от нас ушедшей Наталией Плуталовой –– она обладательница ТЭФИ как звукорежиссёр. Её дело продолжает её сын в телекомпании «Игра». Вот эта вся подборка –– результат сотрудничества Владимира Яковлевича Ворошилова и Наталии Плуталовой. Мы бы так хорошо не придумали.

А. ЧЕЧЁТКИН: Песни менялись.

А. ДРУЗЬ: Сам образ передачи менялся. Начинали её снимать в полуподвальном помещении в баре «Останкино», а через некоторое время она переехала в молодёжный центр при МГК ВЛКСМ на улицу Герцена, потом снималась в Центре международной торговли, в одном из ресторанов. И только в 90-м году, 25 лет назад, она стала выходить из Охотничьего домика в Нескучном саду. И вот как раз ария Графини появилась, когда передача стала соответствовать своим внешним образом вот этой музыке: когда появились канделябры со свечами, когда их зажигали, потом гасили. Эта музыка 18 века соответствовал тому образу и тому дому, в котором проходили игры.

А. ЧЕЧЁТКИН: Когда смотришь, когда ты не внутри этой кухни, создаётся ощущение, что знатоки, господин Ведущий, как бы ни было отдаления в лице голоса из потолка, всё равно единая компания, всё равно люди определённого круга по интересам. Скорее всего, они как-то едино мыслят, в едином порыве создают эту программу. Поэтому мне показалось, что, возможно, и музыкальную часть с мэтрами, Магистрами обсуждают.

А. ДРУЗЬ: Тут, скорее, наоборот. Тот, кто понимает о чём это, тот остаётся. Есть те, кто не понимает, кому это не по себе –– понятно, если всё время тебе бьют по ушам, ты не можешь играть, если тебя всё время раздражают. Надо понять и дальше принять. На судьбе музыкального оформления «Что? Где? Когда?» мы практически никакого влияния не оказали. Если будем двигаться дальше по программе, то хочется рассказать замечательную историю, как мои музыкальные предпочтения оказали влияние на развитие российской музыкальной культуры, масскультуры, поп-культуры.

А. ЧЕЧЁТКИН: Мы вернёмся к этому, но я задам всё-таки вопрос, который меня лично очень интересовал. Музыкальная пауза во время игры. На вкус и цвет все фломастеры, как известно, разные. Она бывает в середине или ближе к концу, ближе к кульминации, скажем так. Когда она находится в теле игры, а не в конце, она отвлекает от игры или помогает как-то?

А. ДРУЗЬ: У всех по-разному.

А. ЧЕЧЁТКИН: Вам лично?

А. ДРУЗЬ: Знаете, как «Мастера и Маргариты»: хорошее люблю, плохое нет.

А. ЧЕЧЁТКИН: Бывает, что кто-то приходит и не нравится? Хотя стараются такой Intelligent Sound создать.

А. ДРУЗЬ: Мы, в отличие от телезрителей, свободны в своих волеизъявлениях. То есть телезрители, когда смотрят передачу, они смотрят эту музыкальную паузу, а знатоки могут не пойти. Можно остаться за столом.

А. ЧЕЧЁТКИН: Это круто. Я не знал. Думал, всех заставляют вставать в кружочек.

А. ДРУЗЬ: Нас действительно заставляют вставать в кружочек и слушать, но, если я играю здесь и сейчас, я могу пойти, а могу не пойти –– у меня нет настроения слушать, кто бы там ни пел. Какой-нибудь золотой голос всего мира будет петь, но у меня сейчас такая ситуация в игре, что я на два золотых голоса не выйду. В момент игры, когда это существенно, когда для результата это важно, я могу не выйти и пойти с другой стороны домика покурить, прекрасно понимая, что это дурная привычка, которая плохо влияет на здоровье.

А. ЧЕЧЁТКИН: Песня «На поле танки грохотали» –– народная времен Отечественной войны.

А. ДРУЗЬ: Причём, народная переделанная.

А. ЧЕЧЁТКИН: Вы хотели её именно в виде аранжировки из «Старых песен о главном», первого новогоднего сериала.

А. ДРУЗЬ: Я объясню, почему. Она именно в том виде, в каком она была в «Старых песнях о главном». Обратите внимание, с чего она начинается.

А. ЧЕЧЁТКИН: Там взяли и в начале просто вырезали первый куплет. Зачем?

А. ДРУЗЬ: Это очень интересно. На самом деле эта песня действительно народная, но это переделка старой шахтёрской песни «Коногон», потому что уголь из шахты на лошадях возили.

А. ЧЕЧЁТКИН: Она появилась впервые в фильме «Большая жизнь». Изначально её вообще пел отрицательный персонаж.

А. ДРУЗЬ: Да, это про коногона. Потом на войне появилась эта военная песня. Вы хотели секрет? Вот вам, пожалуйста, секрет –– это любимая песня, которая всегда сопровождает меня, мы её всегда поём перед игрой, если мы играем командой. Эту песню мы поём именно в такой ритмике, как поют ребята из «Старых песен о главном». Мы поём её для настроя на игру. Оказалось, если её петь хором перед игрой, то игра идёт лучше. Хотите — как суеверие, хотите –– как способ настроиться. Только петь надо не отвлекаясь. Мы в 95-м году были на съёмках, нас предупредили, что следующую игру будем играть мы, наша команда. И вот мы пошли готовиться перед игрой, и стоя в транспортном коридоре студии «Останкино», поём эту песню. Причём, я говорю: надо сосредоточиться на этой песне, поэтому я стою с закрытыми глазами. И вдруг меня кто-то дёргает за рукав. Я глаз открываю –– стоит какая-то барышня, пытается мне что-то сказать. Я от неё отмахнулся, глаза закрыл, продолжаю петь.

А. ЧЕЧЁТКИН: Медитация.

А. ДРУЗЬ: Медитирую, абсолютно правильно. Мы её допели. Говорю: что вы хотели, можете спросить. Скажите, пожалуйста, говорит барышня, а у вас нет фонограммы этой песни? А обалдеваю. У нас команда не отличается музыкальностью особенной, у нас со слухом более-менее, но голоса –– это отдельная история. Я говорю: нет, фонограммы нет. Она задаёт второй вопрос: а где можно достать эту фонограмму? Я говорю: вы знаете, эту песню поют в кинофильме «На войне как на войне», но там её поют, начиная с третьего куплета. Спасибо, говорит барышня и исчезает. И вот 31 декабря 95 года я, как и вся страна, включаю телевизор, смотрю «Старые песни о главном» и вижу, что ребята, которые поют эту песню, они её поют именно так. То есть я их редактора, которая готовила эту песню, отправил по нужному адресу. Но она не особо заморачивалась, чтобы найти песню целиком, взяла именно оттуда, откуда я ей сказал, из кинофильма «На войне как на войне».

А. ЧЕЧЁТКИН: Неужели никто не подсказал, что это известная, народная песня, и все знают по строчке «На поле танки грохотали». Это только Чиграков принёс её что ли?

А. ДРУЗЬ: Это стало позже. То есть в народе она ходила и так, а два варианта в кино –– «На войне как на войне», если не ошибаюсь, это 69-й год, и «Старые песни о главном», это 95-й.

А. ЧЕЧЁТКИН: А потом уже Чиж.

А. ДРУЗЬ: А потом уже Чиж в другой ритмике, в другой аранжировке по-другому всё исполнил. Так что видите, как полезно иногда ходить в «Останкино» и петь в транспортном коридоре.

А. ЧЕЧЁТКИН: Маргарита спрашивает через сайт: «Можно ли сделать гениальную музыкальную вешь, используя только интеллект и холодный расчёт?». Ваше мнение как человека, который, по мнению Маргариты, по жизни использует интеллект и холодный расчёт преимущественно. То есть это математика преимущественно? Как любовь –– химия.

А. ДРУЗЬ: Музыка, безусловно, это математика. Но математика настолько всеобъемлющая наука, которой можно описать всё, в том числе и любовь, наверное, можно описать. Потому что химию можно описать математикой. Непонятно зачем. В каком-то фильме есть: можно получить гомункулуса, вырастить человека в пробирке, непонятно зачем, потому что любая женщина при благоприятных условиях этого гомункулуса за девять месяцев создаст. Зачем создавать в пробирке то, что можно создать естественно? Точно так же с музыкой –– зачем нужен этот расчёт? Есть компьютерные программы, которые пишут музыку, но это не механизируется.

А. ЧЕЧЁТКИН: Зачем выдумывать что-то, если по наитию и само собой получится лучше?

А. ДРУЗЬ: Есть, слава богу, пока талантливые люди, которые пишут талантливую музыку.

А. ЧЕЧЁТКИН: Вряд ли народная музыка имеет какой-то тонкий расчёт. Скорее, он имеет композиционное построение, в том числе математическое. Расчётом тут вряд ли пахнет. «Сидел Ваня на диване» –– одна из любимых песен Александра Друзя, в исполнении Пелагеи.

А. ЧЕЧЁТКИН: Практически уроки этнографии проводит мне Александр Друзь, объясняя, что «стакан цаю» –– такого рода оконцания это белорусско-псковский диалект.

А. ДРУЗЬ: Характерно для северных губерний. Даже есть дразнилка, которой псковичей дразнили. Эта песня не столько любимая, я бы даже сказал –– не любимая песня, потому что с ней что связано? Мы разговаривали про расчёт, вот с ней как раз был связан очень тонкий расчёт, который не оправдался. Дело в том, что в конце прошлого года мы –– я и Александр Розенбаум –– были приглашены поиграть в «Кто хочет стать миллионером?». И мы с ним общими усилиями поднялись до предпоследней суммы –– полтора миллиона. У нас спросили: ноты какой народной песни изображены на ограде памятника Чайковскому в Москве? Было предложено четыре варианта, как полагается: «Во поле берёзонька стояла», «Пойду ль я, выйду ль я», «Коса ль, моя, косынька» и «Сидел Ваня на диване». И мы выбирали. У нас была ещё одна подсказка, но мы решили, если мы сейчас ответим, прибережём для последнего вопроса. Начали выходить на это дело логически. Я ещё знал, с чего бы оказаться народной песне на памятнике Чайковскому? Я знал, что Чайковский применил мелодию «Во поле берёзонька стояла» в одном из своих произведений. И мы остановились на ней. Пролетели, потому что он использовал как раз мелодию вот этой вот песни «Сидел Ваня на диване» в своём первом струнном квартете. Не повезло. В результате мы с Сашей Розенбаумом слетели с восьмисот тысяч до двухсот тысяч.

А. ЧЕЧЁТКИН: Вот тоже говорят, что классическая музыка не похожа на народную, а тут в исполнении Пелагеи чувствуется построение слегка менуэтное, да?

А. ДРУЗЬ: Известно, что хорошие композиторы подпитываются народным творчеством, особенно русские композиторы. Если мы говорили в первой части нашей программы про Sur Le Pont d'Avignon –– «На Авиньонском мосту», то народная песня возобновила своё существование не просто так. Её вставил в свой балет Адан.

А. ЧЕЧЁТКИН: Спросила бы какая-то журналистка в 19-м веке в розовой кофточке у Петра Ильича Чайковского про ремейки, что бы он ей ответил, интересно?

А. ДРУЗЬ: Может быть, Пётр Ильич Чайковский так же, как Киркоров, не очень любил разговаривать с женщинами?

А. ЧЕЧЁТКИН: Простите, сейчас буду обзываться. Интеллектуал какие требования в первую очередь к музыке предъявляет? Она должна быть интеллектуальной, авангард, поэзия, или она может быть простой, но запоминающейся, душевной?

А. ДРУЗЬ: Она должна быть простой, должна вызвать какие-то эмоции. Разные эмоции она может вызывать, тогда она запоминается и нравится. Что касается слов, тут может быть по-всякому. Она может нравиться, если это, условно говоря, романс на стихи Пушкина или сложная вязь какой-нибудь песни, которую написал Тимур Шаов. Не хочется применять к нему слово бард, на мой взгляд, это странно. Автор-исполнитель –– тоже странно. Вот эти люди, которые сами пишут музыку, сами поют –– я не знаю, как их назвать. Он постоянно заимствует какие-то классические вещи к себе в мелодию, и у него очень сложные текстовые структуры.

А. ЧЕЧЁТКИН: На каком концерте в последний раз были?

А. ДРУЗЬ: Последний раз я был на концерте, посвящённом Музыкальному концерту в Академической капелле. Я этот концерт вёл.

А. ЧЕЧЁТКИН: Из мейнстрима? Не по долгу службы, а для себя сходить?

А. ДРУЗЬ: Даже сейчас не вспомню. Почему я так говорю, что я был в последний раз на концерте? Это был концерт для школьников. Мы с ребятами играли. Но когда я с ними поиграл, дальше вступил настоящий оркестр, он играет. То есть это не по долгу службы, это я слушаю, я поиграл для удовольствия с детьми, потом послушал хороший концерт.

А. ЧЕЧЁТКИН: Заключительный вопрос: вам музыка, когда вы работаете, думаете, помогает сосредоточиться? Или мешает? Бывают такие люди, которых раздражает фоновая музыка, мешает им сосредоточиться.

А. ДРУЗЬ: Я как раз больше обращаю внимание на текст, и мне музыка помогает отдыхать, расслабляться, сосредотачиваться, в зависимости от того, какая музыка. Но если это музыка со словами, то я отвлекаюсь на них, и тут она мне мешает.

А. ЧЕЧЁТКИН: Мы потихоньку заканчиваем. В исполнении Владимира Атлантова звучит ариозо Германа из оперы «Пиковая дома» –– «Что наша жизнь? Игра!». Что же ещё нам мог принести Александр Абрамович Друзь. Спасибо вам большое.
Источник

Реклама на портале Санкт-Петербург. Новости СПб: madam.udacha@gmail.com
Новостной портал Петербурга на Facebook

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии